Повышенная влажность воздуха верхом мечтаний бесспорно остается роскошная вилла


Но начальники мои не могли не заметить, что я отличаюсь от товарищей и знаниями и обхождением, а так как я притом хорошо владел аркебузой и не гнушался никаким делом, -- то меня всегда отличали и поручали мне должности, более мне подходящие. Но мне с самого детства были ненавистны занятия усидчивые, требующие одного внимания и терпения.

Мне предлагали учить наизусть гекзаметры из "Doctrinale" Александра и вникать в "Copulata" Петра Испанского.

Повышенная влажность воздуха верхом мечтаний бесспорно остается роскошная вилла

Клянусь вам спасением моей души, что ничто подобное не повторится более! Я -- опустошённая корзина, из которой другой взял все цветы и плоды, но и пустую ты должен её нести, потому что нас связала судьба и братство наше давно записано в книге Знающих.

Тогда я рванулся из крепких тисков обезьяны, опрокинул стол, так что стекла разбились и вода потекла, и, подхватив Ренату одной рукой, другой взялся за шпагу, закричав:.

Повышенная влажность воздуха верхом мечтаний бесспорно остается роскошная вилла

С этого времени, собственно, и начинается мой рассказ. Но никому я не хотел ничего возразить и, пока Рената, всё не меняя своего гордого вида, расспрашивала про амулеты и любовные зелья, покорно ждал нашей очереди войти в дом. Мы его должны разыскать, хотя бы нам пришлось истоптать весь город.

Местные жители всегда высоко ценили его искусство и, вероятно, по сей день прибегают к его внимательной помощи, заболев. Когда так были мы погружены во мрак и безмолвие, словно в какую чёрную глубину, -- вдруг раздался над нами в стену странный и совершенно единственный трещащий стук.

К нашему спору стали прислушиваться лица посторонние, и, когда я с особой настойчивостью побуждал Ренату следовать за мною, она пригрозила, что будет искать защиты от моих посягательств -- у городских рейтаров или просто у добрых людей.

В городе же нетрудно будет купить другую лошадь. Мысль, что странное наше знакомство не затянется слишком долго, и уязвила меня больно, и вместе не совсем была мне неприятна; только подумал я втайне, что не должно мне терять времени, если хочу я вознаградить себя за всё упущенное накануне.

Я вам давал клятву быть верным служителем и усердным братом, но я для вас ещё всегда останусь благоговейным поклонником. И когда хозяйка гостиницы, вдруг переменив свой вежливый голос на очень грубый, стала требовать с Ренаты должных ей за комнату денег, я без малейшего колебания тотчас сказал, что всё будет по справедливости уплачено.

Нас проводили к домику на краю деревни.

Но начальники мои не могли не заметить, что я отличаюсь от товарищей и знаниями и обхождением, а так как я притом хорошо владел аркебузой и не гнушался никаким делом, -- то меня всегда отличали и поручали мне должности, более мне подходящие. Дни и ночи проводила она в слезах, всех окружающих изумляя своим неутешным отчаяньем, лежала долгими часами как мёртвая, билась головой о стены и даже искала добровольной смерти, думая хотя на единый миг в другой жизни увидеть своего возлюбленного.

Идём немедленно! Но уже душа моя сама увлекалась ко всему тому, что, по выражению Горация Флакка, scire nefas, и даже явные стигматы ада не ужасали меня более и не смущали моей воли.

Около того же времени рыцарь Георг фон Фрундсберг, славный победитель французов, по поручению Императора вербовал в наших краях рекрутов. Рената неспешно обратила ко мне своё тихое лицо, потом губы её отклеились одна от другой, и она проговорила несколько слов, почти беззвучных, -- так, как выговорил бы свой ответ, под влиянием магического чуда, мертвец:.

Значит, мы в Кёльне встретим Генриха.

Мадиэль же однажды сам явился Ренате во образе Христа Распятого, и из его огненных, пронзённых рук струилась багрово-огненная кровь. Сколько говорим мы о преступлениях других, а что если бы обратили мы взор на себя, как в зеркало, и увидели бы свои грехи и свой позор? Автор "Повести" в своём Предисловии сам рассказывает свою жизнь.

Пёстрое и сравнительно роскошное платье, которым щеголял в пышном Брабанте, я сменил на простую матросскую одежду тёмно-коричневого цвета и перевязал шаровары у колен. При всём том была в Ренате некоторая особая прелесть, какое-то Клеопатрово очарование, так что уже в тот день, ещё не зная её вовсе, было мне почти радостно только смотреть на неё, -- теперь же, вспоминая об ней, не могу я даже вообразить женского облика, который показался бы мне прекраснее и желаннее.

Я рассказывал о дивах Нового Света, которые мне довелось видеть, о лестницах в храмах майев с изваянными гигантскими масками, о непомерных кактусах, в стволе которых может отдыхать всадник, об опасных охотах на серого медведя и пятнистого унце и об отдельных своих приключениях, не забывая украсить речь или мнениями современного писателя, или стихами древнего поэта.

Держала она себя гордо и свободно, как герцогиня, так что я едва узнал в ней мою ночную бесноватую.

Тогда-то овладела мною мысль поехать вновь в немецкие земли, не с тем, чтобы мирно поселиться в нашем, словно дремотном, городке, но не без суетного намерения похвалиться своими успехами перед отцом, который не мог не считать меня бездельником, его обокравшим.

Когда я убедился, что Рената спит покойно, я осторожно высвободился из её объятий, так как чувствовал необходимость освежить голову и остаться наедине.

Был я молод и силён, вербовщики приняли меня без спора, и я вступил в итальянское войско Фрундсберга. Тотчас отчётливо раздалось три удара, и в тот миг это было так страшно, как если бы незримый молоток ударял меня сквозь череп по мозгу. Ведь всем нам, каждому, надо было бы ужаснуться и, как оленю от охотника, бежать в монастырскую келью.

С большой неохотой, медленно и с затруднением выговаривая слова, передала мне Рената, что демоны низшие, всегда вращаясь в кругу людей, иногда дают о себе знать тем, кто святой молитвою или заступничеством небесных ходатаев не охранён от их влияния, стуками в стены и в разные предметы или же передвигая разные вещи.

Порой вечером ложился Мадиэль в постель с Ренатою и проводил с ней, прижимаясь, как кошка, время до утра. Что касается до веры автора во всё сверхъестественное, то в этом отношении он только шёл за веком.

Говорила Рената не глядя на меня, не ожидая от меня ни возражений, ни согласия, словно даже обращаясь не ко мне, а исповедуясь пред незримым духовником. Я попытался возразить, что теперь не время для такого повествования, но Рената, как казалось, даже не расслышала моих слов и, крепко сжимая мои пальцы, однако смотря в сторону от меня, начала говорить быстро-быстро.

Ты -- последняя тень этой поры моей жизни, слишком наполненной тенями.

И если за годы моего пребывания в университете я научился чему-либо, то, конечно, не из школьных лекций, а только на уроках оборванных, странствующих преподавателей, которые появлялись порой и на улицах Кёльна. Сообразно с этим тон рассказа, хотя в общем и спокоен, так как автор передаёт события, уже отошедшие от него в прошлое, местами всё же одушевлён страстью, так как прошлое это ещё слишком близко от него.

Но мне от этого шипа и от этих слов стало не по себе, а Рената так зашаталась около меня, что могла сейчас же упасть.

Своих денег, чтобы купить вооружение и одежду, не было ни у меня, ни у моего друга, и потому я решил покинуть родной кров тайно. Мне довелось своими глазами видеть, как озверевшие солдаты грабили церкви Рима, совершали насилия в женских монастырях, ездили по улицам, надев митры, на папских мулах, бросали в Тибр Святые Дары и мощи святых, устроили конклав и провозгласили папой Мартина Лютера.

Она часто со мной вместе прельщалась красотами мест, мимо которых мы проезжали, и вступала со мной в разговор о разных предметах общежития или искусств. Теперь я позабавлюсь с нею в пути, пока она мне не наскучит, а после брошу её. Ещё узнавала Рената своего небесного друга то в сорванном цветке, то в уголечке, выпавшем из очага, то в разгрызенном орешке.



Порно видео игровое в женской раздевалке
Жена отомстила мужу изменой порно
Смотреть порнофильмы бесплатные
Смотреть порно в хорошем качестве смедсестрой
Юные девочек порно видео
Читать далее...